Урок в 9 классе образ рахметова в романе чернышевского что делать

Опубликовано: 23.04.2017

Центральным в романе является образ Рахметова — не только лишь «нового», но к тому же «особого человека», «высшей натуры», в каком соединились наилучшие черты передовых людей эры Н.Г. Чернышевского. Будучи по происхождению аристократом, )н становится демократом по взорам на жизнь и актуальные эталоны. Рахметов — проф революционер, революционный вождь. Это «рыцарь без ужаса и упрека», человек как будто выкованный из незапятанной стали. Таких людей, как он, малость. «Я повстречал, — замечает Чернышевский, — до сего времени только восемь образцов этой породы…» Рахметовне сходу стал «особым человеком». Сближение с Кирсановым, познакомившим Рахметова с учением социалистов-утопистов и философией Фейербаха, явилось толчком к превращению его в «особого человека». «Скупо слушал он Кирсанова в 1-ый вечер, рыдал, прерывал его слова восклицаниями проклятий тому, что должно погибнуть, благословений тому, что должно жить». Рахметов, исследовав теорию социализма, скоро перебегает к революционному действию, становится революционером, человеком «особенной породы». «Он поважнее всех нас тут, вместе взятых», — гласит о нем Кирсанов. Рахметов с поразительной быстротой расширяет круг собственных занятий после того, как перебегает к революционной деятельности. В 20 два года «он был уже человеком очень замечательно основательной учености». Читаел Рахметов только «самобытные» сочинения, и это поэтому, что, по его воззрению, «по каждому предмету серьезных сочинений очень малость; во всех других только повторяется, разжижается,, портится то, что все еще полнее и яснее заключено в этих немногих сочинениях. Нужно читать только их; всякое другое чтение — только напрасная растрата времени». Понимая, что сила вождя — в его близости к народу, Рахметов изучает жизнь трудящихся. Пешком изъездил он всю Россию, был лесорубом, пильщиком, камнетесом, совместно с бурлаками тянул баржи по Волге. За силу бурлаки его окрестили Никитушкой Ломовым в память знаменитого волжского богатыря. Рахметов готовил себя к революционной деятельности, знал, что ему придется переносить лишения, муки, может быть, даже пытки. И он заблаговременно закаляет свою волю, приучивает себя выдерживать физические мучения. Рахметов отличается редчайшей работоспособностью. «Он успевал делать жутко много, так как и в распоряжении временем положил на себя точно такое же обуздание прихотей, как в вещественных вещах. Ни четверти часа за месяц не пропадало у него на утехи, отдыха ему не было необходимо». Занятия его были многообразны, и смена их являлась для Рахметова отдыхом. О потаенной революционной работе Рахметова Чернышевский, по полностью понятным причинам, не мог гласить открыто. Он только упоминает о том, что у Рахметова «дел… была пучина, и все дела, не касавшиеся лично до него; личных дел у него не было, это все знали… Он не достаточно бывал дома, все прогуливался и разъезжал, больше прогуливался. Но у него… бывали люди… нередко по нескольку дней его не бывало дома. Тогда заместо него у него посиживал и воспринимал гостей один из его компаньонов, преданный ему душою и телом и неразговорчивый, как могила». Рахметов, зная, что революции необходимы преданные и понимающие люди, хлопочет о подготовке революционных кадров: в нескольких институтах обучаются его стипендиаты, готовящиеся к подпольной деятельности. Рахметов кажется человеком жестоким и угрюмым. Он и сам гласит: «Видишь унылые вещи, как здесь не будешь темным чудовищем». Но суровость его только наружняя. «При всей собственной феноменальной грубости, он был, в сути, очень деликатен», — замечает Чернышевский. «Какой это ласковый и хороший человек», — задумывается о нем Вера Павловна. Рахметов отрешается во имя революционной работы от личного счастья. «Я должен подавить внутри себя любовь, — гласит он возлюбленной даме, — любовь к вам связывала бы мне руки, они и так не скоро развяжутся у меня — уже связаны. Но развяжу. Я не должен обожать… такие люди, как я, не имеют права связывать чью-либо судьбу с своею». Рахметов борется за счастье народа, и эта борьба становится делом всей его жизни. «Не достаточно их, но ими расцветает жизнь всех; без их она заглохла бы, прокисла бы; не достаточно их, но они дают всем людям дышать, без их люди задохнулись бы. Велика масса добросовестных и хороших людей, а таких людей не достаточно; но они… соль соли земли». Хотя у литературного Рахметова были, по словам Чернышевского, реальные макеты, необходимо подчеркнуть, что роман «Что делать?» обладает признаками утопии. Это утверждение относится не только лишь к виду Рахметова, к виду Веры Павловны и ее деятельности, но к внедрению новых форм организации труда. В романе создатель сделал образ революционера, стопроцентно отказавшегося от личной жизни. Он бесчеловечен к для себя. Но будет ли он бесжалостным к другим? Абстрактный гуманизм, приобретая силу, может перевоплотиться в свою противоположность, когда, воинствуя, навязывает счастье людям. Литературный образ человека, беззаветно служащего утопической идее, стал эталоном для многих революционеров, этому виду поклонялись террористы-одиночки, раздельно настроенные революционные группы и целые партии.